14:46 

Просто быть рядом

Dena_Shinobi
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Автор: Шиноби Скрытого Листа aka Delfy
Бета: Saske Uchiha
Гамма: FluffyDu
Рейтинг: R
Размер: Макси
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер и др.
Жанр: Драма, Ангст, Приключения
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг.
Разрешение: Только с согласия автора, т.е. меня
Саммари: Севвитус. Просто быть рядом – просто слова, мало кто задумывается над их смыслом, заглянув глубоко в себя. Можно поддерживать, уважать, любить, просто находясь рядом. Именно такое решение принимает Гарри в тяжелой для себя ситуации, ему хочется просто быть рядом с человеком, который ему дорог, даже если тот не понимает и не принимает его самого
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14

Продолжение в комментариях.

@темы: Творчество, Просто быть рядом, ГП

URL
Комментарии
2016-04-08 в 14:48 

Dena_Shinobi
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
* * *

Как бы Гарри ни хотелось сразу же по приходу в библиотеку докопаться до истины, все оказалось намного прозаичнее. Прошел не один час, как они с Гермионой уселись за книги, но чего-то дельного пока не удалось найти. Было наивно, конечно, предполагать, что по такой непопулярной, малоизученной науке, как окклюменция, встретится много полезной литературы. Отложив в сторону очередную бесполезную книгу, Гарри сосредоточил свое внимание на изучении следующей, изредка бросая нетерпеливые, полные надежды взоры на зарывшуюся в книги Гермиону, которой намного легче давался поиск какой-то информации, нежели ему. Вот, еще чуть-чуть, и она, улыбаясь, сообщит ему о том, что все нашла. Да, вот сейчас… ах, черт, тоже отложила!

Разочарованно вздохнув, парень стал бегать глазами по строчкам не слишком интересной, а местами и нудноватой книги, рассказывающей о том, как правильное применение окклюменции может повлиять на… кожу?! Что за бред! Надо будет потом непременно поделиться с директором, какая порой бессмысленная литература встречается в школьной библиотеке.

Злость на бездарных авторов, посягающих на такую священную и тонкую науку, как окклюменция, слегка притупила волнение и нервозность, которые сейчас активно атаковали защитные барьеры спокойствия Гарри. Он боялся. Боялся не найти нужный источник, боялся, что оставленные охранять Поттера Тео и Мэтт не справятся с задачей и гриффиндорец натворит дел. Наконец, Гарри боялся, что тайное станет явным. Он верил, что в его силах исправить досадное недоразумение и списать это на безжалостного Лорда. Однако если все раскроется, его ждут большие проблемы. Тем более, неизвестно еще, как его ошибка и такое длительное пребывание в не совсем вменяемом виде повлияют на психологическое состояние Поттера.

— Ну как? — спросил он Гермиону лишь для того, чтобы хоть сколько-то разбавить тишину и эти постоянные шорохи старых книжных страниц.

— После того, как ты задавал мне этот вопрос пять минут назад, ничего не изменилось, — та раздраженно захлопнула книгу, которую читала, и взялась за следующую.

— Извини, — буркнул Гарри пристыжено.

Для Гермионы прошло всего пять минут, а для него будто целый час. Он переживал и ничего не мог с собой поделать. Вновь украдкой бросил изучающий взгляд на подругу. Она целиком и полностью сосредоточилась на тексте, лежащем перед ней. Заметная складочка между нахмуренных бровей, бегающие по строчкам глаза, наполненные нетерпеливым предвкушением и раздражением, уверенные, четкие движения пальцев, переворачивающих страницы чересчур резко. Вне всякого сомнения, Гермиона переживала. За одного из своих двух лучших друзей. Гарри также не находил себе места, но он не знал, насколько сильно было волнение именно за двойника, а не за себя. Да, как бы эгоистично это ни звучало, парень боялся, что раскроются все его секреты.

— Вот, нашла!

Не успел Гарри опомниться, как перед ним приземлился увесистый том какой-то древней книжки.

— Хорошо, что у меня было разрешение для Запретной секции.

Вопрос о том, откуда оно взялось, был успешно проигнорирован. Гермиона победно глянула на слизеринца и указала на нужную статью. Взволнованный и сгорающий от любопытства, Гарри буквально впился глазами в новую информацию, готовясь впитывать ее.

"Ликвидация последствий нарушения психического порядка испытуемого после некорректного применения легиллименции."

Несколько раз перечитав название статьи, чтобы лучше понять, Гарри перевел взгляд на имя автора.

— Люксория Хейли? Ты знаешь ее? — поинтересовался он у Гермионы.

Та чуть мотнула головой и сердито вздохнула, призывая его не зацикливаться на подобных мелочах, а продолжить чтение.

Гарри не стал спорить.

«При вмешательстве в разум с целью уничтожения или замены определённых фрагментов памяти типичной ошибкой является нарушение смысловой цепочки событий, что приводит к искажению поведения жертвы: частым резким перепадам настроения, спутанности сознания в виде возрастной регрессии, личностных метаморфоз, смешения событий и пр. [полный список симптомов предоставлен в приложении В].

В отличие от классического «Обливейт», где новая информация записывается поверх старой, либо создается после затемнения предыдущей, при некорректном использовании легиллименции разрушаются не только выбранные мнемы, но и связанные с ними перцепции. В результате подобных действий в сознании жертвы образуются своеобразные бреши, которые в силу своей незаполненности приводят к вышеуказанным эффектам».

Далее автор статьи подробно описывал структуру нарушения и направление действий, необходимых для устранения последствий. Суть состояла в том, что нужно было связать нарушенные связи, либо заполнить пустое пространство новой информацией. Но для подобных манипуляций требовалась высочайшая степень концентрации, а потому инструкция подходила только для опытных легилименторов.

И только под конец статьи стало ясно, на что указывала Гермиона: был прописан ещё один способ

как исправить ситуацию, и он как раз был рассчитан на таких вот «умельцев», как Гарри. Внутренне краснея в лучших традициях Рона в самые неудачные моменты его жизни, он прочел: «Неопытный легиллимент при отсутствии Мастера может прибегнуть к привлечению Третьей силы как временного катализатора своего умения».

Третьей силой обозначался любой маг без психических или магических повреждений. Также указывалось, что наиболее действенно все работает с чистокровным/полукровным волшебником, практиком окклюменции, либо со способностями к усиленной концентрации внимания. Ниже приводился ряд магических формул, при помощи которых энергию Третьей силы можно временно подсоединить к легилиментору, дав тому возможность усилить своё сосредоточение и энергию в целом. А также зелья, которые могли помочь в проведении этого… ритуала.

Гарри не поверил своим глазам. Зелье Концентрации и зелье Сна! Неужели все настолько просто? Все еще пораженный увиденным, он отодвинул книгу в сторону и посмотрел на Гермиону. Та встретила его взгляд как-то слишком уверенно и нетерпеливо, будто вот-вот что-то хотела сказать.

— Я буду Третьей силой, — подтвердила его догадки она.

— М-м-м, это исключено, — еще более ошалевший, покачал Гарри головой.

— Почему? — резко спросила девушка. — Ты думаешь, я доверю жизнь и разум Гарри кому-то еще? Я хорошо подойду на роль человека, который поможет тебе сконцентрироваться.

— Дело не в этом, — отозвался Гарри и снова открыл книгу на странице со статьей. — «Наиболее действенно работает с чистокровным/полукровным волшебником». Не в обиду тебе, Грейнджер, но, похоже, Люксория Хейли поддерживала взгляды Волдеморта в вопросах чистоты крови. Ее статья просто пестрит тем, как повреждены волшебники, рожденные магглами, и какой вред они могут принести…

URL
2016-04-08 в 14:49 

Dena_Shinobi
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Гермиона резко отвернулась и опустила голову. Гарри умолк, с тревогой глядя на нее. Он дурак, не стоило так прямо говорить ей об этой всей чуши с чистотой крови! Ведь прекрасно знал, как ранят Гермиону подобные выпады в ее сторону. Она всегда стремилась стать сильной волшебницей, которую бы ценили за ее таланты в заклинаниях и способности впитывать и анализировать информацию. А ее постоянно принижали из-за того, что она магглорожденная. Нет, не учителя. Драко и компания. И никто, кроме Гарри и Рона, не заступался за нее, когда Малфой выливал на нее эти помои, словно про себя соглашаясь с ее… непригодностью.

Почувствовав, что начинает злиться, Гарри встряхнул головой и тихо позвал Гермиону:

— Грейнджер?

Та вздрогнула и обернулась к нему. Широкая неестественная улыбка тут же озарила ее лицо.

— Да, прости, я задумалась. Я очень дорожу Гарри и не хочу рисковать, — а еще этот странный блеск в уголках глаз. — Я хотела помочь, чтобы быть уверенной в успехе, знать, что с моим другом ничего страшного не случится.

— Я понимаю.

И он действительно понимал. Окажись она или Рон в таком неприятном положении, он бы не задумываясь предложил свою кандидатуру на роль помощника, чтобы ответить за результат и быть уверенном в его успехе. А Гермиона в этот раз так не могла сделать, что заставляло ее переживать.

— Что ты предлагаешь? — вопрос прозвучал вяло и потеряно.

— Теодор Нотт. Он станет Третьей Силой.

— Нет, — нахмурилась Гермиона. — Одно дело искать книги и стоять на страже, а другое — вторгаться в незащищенное личное пространство. Он слизеринец и может тебе говорить, что ему все равно, что будет с Гарри, а на самом деле только спит и видит, как бы сделать еще хуже. Я бы могла попросить Рона, объяснить ему все. Он обязательно помог бы нам.

— И ты думаешь, что он спокойно принял бы то, что Поттеру помогают слизеринцы? Не стал устраивать никаких громких скандалов? — Гарри вспомнился их четвертый курс, когда они с Роном поссорились из-за Тремудрого Турнира.

Гермиона прищурилась, подозрительно глядя на него.

— Ты очень точно описал реакцию Рона…

— Твой Уизли совсем не умеет защищать свой разум.

Что это? Капелька пота на шее? Он так сильно переживал, что подруга из-за нескольких его фраз может обо всем догадаться? Да, Гарри всегда сильно переживал, когда разговаривал с Гермионой, потому что она могла сделать верные выводы буквально из ничего. Пара неудачно построенных предложений, знакомых жестов или еще что, и догадка со стороны Грейнджер не заставит себя ждать. Гарри страшился такого момента, не зная, как на его слова отреагирует Гермиона.

Но, похоже, в этот раз судьба была на его стороне. Гриффиндорка явно думала о другом.

— Он не мой Уизли, — смущенно промямлила она, опуская глаза.

Гарри едва ли не в голос выдохнул от облегчения. Подруга отвлеклась и, кажется, не сильно большое значение придала его словам. Он чуть улыбнулся, заметив, как слегка порозовели у нее щеки, однако улыбка тут же померкла, когда Гарри понял, что смущается Гермиона потому, что думает о себе и Роне как о паре.

Грейнджер тоже не умела закрывать сознание. И сейчас Гарри бессовестно пользовался ее слабостью. Как по-слизерински.

Наконец Гермиона справилась с собой и вновь обратилась к нему:

— Я не хочу, чтобы Нотт причинил Гарри вред. Тебе ясно?

Как же быстро она перешла от смущения к явной угрозе! Еще и таким серьезным голосом.

— Ответственность за Поттера я полностью беру на себя, — кивнул в знак согласия Гарри. — Если ты читала про ритуал, то понимаешь, что своими возможными враждебными действиями он быстрее причинит вред мне.

Гермиона резко отвернулась и сделала несколько шагов к ближайшему стеллажу, после чего развернулась и вновь приблизилась к столу. Процедура повторилась раз пять или шесть, прежде чем девушка заговорила:

— Может быть, все-таки Штенберг станет Третьей Силой?

Затаенная надежда. Она опасалась Нотта и вероятной угрозы для Поттера. Гарри хотелось ее поддержать, согласиться, лишь бы она успокоилась, однако он не мог, и причиной тому была не только роль безэмоционального слизеринца.

— Увы, Грейнджер. Штенберг еще мал и не раскрыл до конца свой потенциал. Его нестабильная магия как раз может причинить Поттеру непоправимый вред.

Гермиона закусила губу и, с шумом втянув в себя воздух, сказала:

— Пошли. Я хочу, чтобы Гарри побыстрее пришел в себя.


Не дождавшись какой-либо реакции, она поспешила туда, где они оставили Теодора и Мэтта приглядывать за Поттером. Гарри заклинанием скопировал из книги основную информацию, захлопнул ее и отправился за гриффиндоркой.

Ребята скрывались в арабской секции — самой дальней в библиотеке, подальше от чужих глаз. По крайней мере, так считали Гарри и Гермиона. Когда они прибыли на место, там находился лишь Нотт. Он увлеченно читал учебник по нумерологии и, похоже, не замечал застывших между полками одноклассников.

Гарри ощутил, как липкий ужас смыкает пальцы-струпья вокруг его шеи, лишая воздуха. Судя по рваному дыханию Гермионы рядом, она испытывала такие же чувства.

— Тео, где Мэтт и Поттер? — первым нарушил он гнетущее молчание.

Книга в руках слизеринца чуть дернулась, словно их появление застало его врасплох, но им это могло и померещиться. Нотт даже не поднял глаз от своего чтива.

— Мэтт стоит возле входа в библиотеку на случай появления… нежелательных личностей, а Поттер… — он обвел помещение внимательным взглядом и, пожав плечами, вновь уставился в учебник, — понятия не имею.

Гермиона ахнула и, прижав ладони ко рту, испуганно повернулась к Гарри. В ее глазах читалось отчаяние и паника, а еще нарастающая злость.

— Я знала, что вам не следует доверять! — прошипела она и исчезла из виду прежде, чем Гарри успел вставить хоть слово.

Некоторое время он смотрел на место, где только что стояла подруга, пытаясь сориентироваться в этой непредвиденной и глупой ситуации, а затем раздраженно повернулся к Нотту.

— Теодор, я же просил тебя! — сквозь зубы прошипел Гарри.

— Я ему в няньки не нанимался! — не менее ядовито отозвался виновник.

— Иди к черту!

Гарри отправился в противоположную от Гермионы сторону. Надо срочно найти Поттера в этой гигантской библиотеке! До чего же она огромная, особенно когда необходимо кого-то разыскать. Мерлин, вот бы двойник не натворил глупостей, вот бы никто из знакомых и незнакомых не встретился у него на пути. Неизвестно, что Поттер может сказать или сделать, будучи невменяемым.

Переполненный дурными предчувствиями, Гарри свернул в виток очередной секции, где едва не столкнулся со… Снейпом. Желудок с грохотом ухнул куда-то вниз, стоило парню осознать, что перед ним его декан. В любое другое время Гарри был бы очень рад видеть его, но не сейчас, когда где-то поблизости бродит Поттер, способный за раз, сам того не осознавая, выдать все секреты Гарри, которые тот так трепетно прячет в самом потаенном уголке своего сознания. Ситуация складывалась хуже некуда.

— Добрый вечер, профессор, — поприветствовал зельевара Гарри, искренне надеясь, что тот не задержит его на разговор.

— На твоем месте, я бы не был в этом так уверен, — сузил глаза Северус.

Он явно не собирался так легко отпускать Гарри.

— Сэр, что случи…

— Случилось наказание, Ларсен, — обманчиво спокойно проговорил Снейп. — Профессор Вектор подходила ко мне после уроков. И сказала, что ни ты, ни мистер Нотт не соизволили явиться к ней на урок без уважительной причины.

Гарри со свистом втянул в себя воздух, понимая, что влип. Мерзкая ведьма! Именно сегодня ей нужно было нажаловаться на них декану! Интересно, а МакГонагалл она тоже донесла о прогуле Гермионы? Вряд ли, ведь староста Гриффиндора просто так не пропускает занятия. По мнению Вектор, наверное, только слизеринцы ходят через раз. Нечестно!

Поняв, что Снейп ждет от него объяснений, Гарри виновато опустил голову:

— Простите, сэр, этого больше не повторится.

— Конечно, не повторится, Ларсен, — елейно произнес зельевар, едва держа себя в руках. — А иначе вмиг вылетите из школы. Тебе ясно?

URL
2016-04-08 в 14:50 

Dena_Shinobi
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
Что-то еще злило Северуса. Не мог он из-за такой ерунды, как нумерология, настолько выйти из себя. Гарри отлично его знал, точнее, знал человека, во всем похожего на него. Обычно его отец был в отвратительном настроении после сборищ Пожирателей смерти, которые часто заканчивались убийствами магглов или неверных волшебников в качестве демонстрации мощи Волдеморта. Кровавыми и жестокими убийствами. Папа ходил мрачнее тучи, и перепадало абсолютно всем, включая самого Гарри. Кажется, сегодня ему не повезло нарваться на такое настроение зельевара.

— Да, профессор.

— Помимо строчек, которые вы с Ноттом мне напишете к завтрашнему дню, я требую объяснить мне причины столь вопиющего поведения. Немедленно.

Возражать ему было бесполезно. И опасно.

Гарри затравленно осмотрелся по сторонам, тщетно надеясь, что полки с книгами помогут ему придумать достойное оправдание для разгневанного декана. Однако яркие книжные обложки предательски молчали, не желая сотрудничать.

— Я… — начал было Гарри.

Снейп не сводил с ученика мрачного взгляда, чем еще сильнее его нервировал. Гарри не хотелось терять доброе расположение Северуса, которое завоевал с таким большим трудом.

— Мы…

Взгляд Гарри уловил какое-то движение за спиной зельевара. Все оправдания тотчас выветрились из головы, уступая место животному страху, граничащему с сумасшедшей обреченностью и смирением. Иногда наступает такой момент, когда четко понимаешь — день не задался. Совсем. И чем дольше он продолжается, тем будет становиться хуже. А ведь так по сути и есть: неудачно использованная на Поттере легилименция, привлечение к этой проблеме совершенно ненужных свидетелей, медвежья услуга от друга, попался на глаза обозленному зельевару, перед которым не знает как оправдаться, а теперь для полного краха позади Снейпа лицезреть Поттера, пока молчащего и ничем себя не выдающего. Но срыв может произойти в любой момент!

Удавиться. Прямо здесь и сейчас. А выйдет ли? Или веревка порвется в самый неподходящий момент? Было бы смешно, если бы не было так грустно.

— Ларсен! — рыкнул Снейп, начиная терять терпение.

Гарри вздрогнул от резкости его голоса, а сам продолжал смотреть на двойника.

«Высшие силы, если вы существуете, пожалуйста, уберите его куда-нибудь!» — в отчаянии молил парень.

Если высшие силы и были, они проигнорировали его просьбу. С каждым мгновением катастрофа приближалась еще на шаг. Громкий голос привлек внимание Поттера, вынуждая отвлечься от приятного занятия — мечтательно разглядывать стены и полки — и найти источник шума.

Их глаза встретились. Секунда, но Гарри показалось, что двойник узнал его.

— Ларсен, по-твоему, я похож на дурака? — переведя взгляд на Северуса, парень понял, что сильно разозлил его.

— Нет, сэр.

— Тогда объяснись. Я не собираюсь весь вечер здесь стоять и ждать твоего ответа, — хоть в голосе и слышалась угроза, Гарри вздохнул с облегчением.

Да, он напортачил, попался и ведет себя как маленький ребенок, не в силах придумать достойную отговорку, однако в черных глазах зельевара не читалось ненависти. Раздражение. Злость. Досада. Но не ненависть.

Гарри решил рискнуть, надеясь, что Северус не отвернется от него из-за маленькой оплошности.

— Мы с Теодором решили поэкспериментировать с Оборотным зельем, сэр, — сказал и зажмурился, ожидая вспышки гнева.

Та не заставила себя ждать.

— С Оборотным зельем? — тихо произнес Снейп, прокручивая в голове полученную информацию. — Вы совсем из ума выжили?! Вы хоть представляете себе, какие вас могли бы ждать последствия, завершись ваши эксперименты провалом?

— Мы не подумали…

— Конечно, не подумали, идиоты! — рявкнул Снейп, не особо заботясь о том, что они находятся в библиотеке. — Кому из вас принадлежала столь безумная идея?!

Гарри чуть помолчал, прежде чем ответить. Ох, не стоило в это дело впутывать Нотта, достаточно и того, что тот был втянут в дела с Поттером.

— Мне.

Казалось, зельевар хочет испепелить его на месте. А может, и придушить.

— Почему-то я не сомневался. Помимо строчек, Ларсен, ты напишешь мне эссе на тему того, почему нельзя просто так экспериментировать с опасными зельями без ведома преподавателя. Тебе понятно?

Ответить Гарри не успел. Позади Снейпа раздался какой-то шум, и парень с вновь нарастающей паникой вспомнил про Поттера, находившегося от них на опасно близком расстоянии. Как в замедленной съемке Гарри наблюдал, как Северус оборачивается. Глаза парня испуганно распахнулись, ожидая увидеть невменяемого Поттера, распознавшего в Мастере зелий… страшно предположить, за кого он может его принять. И тогда Гарри придет конец. Всему придет конец. Снейп никогда не простит ему ложь, тем более если поймет, что перед ним второй, ненавидимый им Поттер.

Печальные мысли сошли на нет, когда в их поле зрения попал уронивший книгу Нотт.

— Добрый вечер, сэр, — поприветствовал декана слизеринец. — Мне послышалось, что здесь упоминали мое имя.

— Нет, мистер, Нотт, вам не послышалось, — профессор торжествовал.

Гарри, стоявший за спиной зельевара, бросил на Теодора извиняющийся взгляд, на что тот лишь обреченно закатил глаза.

По крайней мере, Поттер в безопасности. И скоро весь это кошмар закончится.

URL
2016-04-08 в 14:50 

Dena_Shinobi
Глюки уходят и приходят. Настоящие друзья остаются. Если "настоящий друг" ушел, значит он тоже был глюком.
* * *

— Этот кабинет точно заброшен?

— Точно.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю.

— Какая многословность…

— Тише вы! Ты принесла зелье?

— Да, а ты?

— Странный вопрос.

Щелкнул замок, наложено заглушающее заклинание. Еще один взмах волшебной палочки, и комната наполняется тускловатым светом. Гермиона удовлетворенно кивнула и направилась в дальнюю часть помещения, держа Поттера за руку. Следом за ней прошли Гарри и Теодор, которые после инцидента в библиотеке не сказали друг другу ни слова. Мэттью остался возле двери на случай непредвиденной ситуации.

Приблизившись к дальней стене, Гарри превратил пыльный стул в раскладушку и жестом предложил Гермионе уложить на нее Поттера.

Девушка напряженно кивнула и осторожно усадила двойника на край кровати. Получилось у нее далеко не с первого раза. Чувствуя что-то нехорошее, двойник принялся сопротивляться, подвывать. Еще немного и слезы готовы были потечь из его глаз.

Гермиона печально посмотрела на друга:

— Гарри, все хорошо. Ты не волнуйся. Мы немного посидим здесь и вернемся в Гриффиндорскую башню. Ты ведь не против?

Не совсем понимая, что говорит Гермиона, Поттер заторможено кивнул и вдруг улыбнулся ей, буквально плюхнувшись на скрипучую и неустойчивую раскладушку.

— Только посмейте что-то испортить, — прошипела староста, доставая из кармана мантии склянку со снотворным зельем. — Выпей, пожалуйста, Гарри.

Она протянула пузырек Поттеру и, пока тот рассматривал его, вертя в ладони, заботливо гладила по кисти свободной руки, стараясь поддержать и огородить друга. Через минуту двойник чему-то улыбнулся и сделал несколько глотков. Зелье, как и ожидалось, оказалось мерзким на вкус. Поттер скривился и выпустил флакон из рук. Тот встретился с полом и разлетелся на куски, темно-зеленая жижа неторопливо растеклась по полу.

Снотворное подействовало почти мгновенно, и Гермиона поспешила уложить обмякшего Поттера на кровать. При этом она продолжала водить кончиками пальцев его по руке, словно успокаивая и извиняясь за то, что сейчас будет твориться.

Гарри приблизился к изголовью раскладушки и опустился на колени, осторожно нащупывая виски Поттера.

— Ты выпил зелье концентрации? — взволнованно спросила Гермиона.

— Нет еще.

— Ты точно помнишь, что за чем нужно делать?

— Да.

— Абсолютно все?

— Грейнджер!

— Я бы на тебя посмотрела, если бы твоему лучшему другу угрожала опасность сойти с ума! — ощетинилась Гермиона, глядя на недовольное лицо слизеринца.

— А ты думаешь, я совсем не переживаю? — разозлился в ответ Гарри.

Это была правда. Он очень волновался, и дело было не в ущемлении собственной гордости. Парень боялся не справиться и не суметь помочь Поттеру. Двойник не заслуживал той плачевной участи, которая ожидала его в случае провала. Св. Мунго был последним местом, где Мальчик-Которому-Если-Верить-Дамблдору-Осталось-Жить-Недолго должен был провести время. Впрочем, Гарри не до конца верил словам директора. Нависни над Поттером серьезная угроза, Дамблдор бы всех на уши поставил и не стал бы смиренным голосом делиться с Гарри пессимистичными прогнозами относительно дальнейшей жизни двойника. В последнее время Гарри наоборот преследовали кошмары о том, что его спасительное зелье для существования заканчивается, и он медленно начинает исчезать. Пугающе медленно. Дыхание перестает его слушаться, силы покидают тело. Падая на пол, Гарри все еще пытается нормально дышать, однако каждый вздох приносит лишь разрывающую грудную клетку боль. Трясущиеся руки не слишком цепко хватают ворот свитера, оттягивая прочь, но ничто не способно возобновить циркуляцию воздуха. Мозг пульсирует и тяжелеет, не способный более вобрать в себя кислород. Гарри катается по полу, мечтая поскорее исчезнуть и закончить эти невыносимые мучения… В такие страшные моменты парень просыпается в холодном поту со сбившимся дыханием, как и во сне оттягивает ворот пижамы, резко становящейся чересчур тесной и жаркой, а потом быстро лезет в прикроватный шкафчик, проверяя, сколько зелья у него еще осталось.

Ждать своего конца, практически не надеясь на чудо, было страшно. Как будто узнаешь, что болен неизлечимой болезнью. В данный момент Гарри находился на стадии отрицания и непонимания поступков Дамблдоров. Как они могли с ним так поступить?

Впрочем, он может подумать об этом и позже. Не стоило отвлекаться.

Гермиона и Теодор недоуменно таращились на него, пару раз даже переглянувшись между собой. Гарри кивнул обоим, давая понять, что с ним все в порядке.

— Ладно, пора начинать. — Сказал Гарри слегка дрогнувшим голосом.

Он поднес к глазам пузырек с зельем концентрации, чтобы в десятый или двадцатый раз убедиться, что оно безупречно сделано. Затем Гарри окинул напряженным взглядом таких же встревоженных Гермиону и Тео и залпом осушил содержимое флакона. Почти сразу пришло осознание того, что теперь ему следует делать. Ему следует заняться Поттером, и больше ничто и никто не должны отвлекать его от основной задачи, которую он себе наметил. Мельком был слышен тихий голос Нотта, неторопливо читающего специальное заклинание, позволявшее слизеринцу поддерживать и дополнять магию Гарри, а также чувство, что на него глядят в упор. Однако это не мешало, скорее, наоборот придавало уверенности в себе.

Пальцы чуть сдавили виски двойника. Закрыв глаза и полностью сконцентрировавшись, парень произнес:

— Легилиментс!

Вновь калейдоскоп обрывочных воспоминаний поглотил его, погружая в себя. Гарри сосредоточенно рассматривал этот разлетевшийся пазл, определяя, как правильно восстановить верные события в жизни Поттера, но чтобы при этом тот забыл о том кошмаре с Волдемортом. Конечно, можно сделать его обыкновенным страшным сном, но тогда как объяснить пребывание двойника в больничном крыле? Осторожно прощупывая память гриффиндорца, Гарри постепенно соединял оборвавшиеся нити, позволяя воспоминаниям протекать более плавно. На самом деле у него была мысль, как можно перевернуть его память, подстраивая под свои нужды. Все случится после их разговора: Поттер споткнется и упадет с лестницы, а может, кто-то его столкнет. И пока он будет без сознания, Волдеморт атакует его разум, и в этот раз Гарри не придет ему на выручку. Двойник выберется сам, и пусть его спасение останется загадкой для него. Зная Поттера, тот не пойдет к Дамблдору или тем более к Снейпу, предпочитая радоваться маленькой победе. Из того, что Гарри успел узнать о двойнике, можно четко сказать, что он не доверяет ни одному из взрослых и каждую свою проблему решает сам. То что нужно.

Будто почувствовав его намерение, магия Тео устремилась к Гарри с удвоенной силой, заполняя пробелы его собственной магии и накрывая тепловой оболочкой. Меры предосторожности были приняты, и стоило начать действовать. Ухватившись за оставшиеся порванные нити, Гарри начал переплетать их друг с другом, выстраивая из них только одному ему известную схему. Прошлые кусочки мозаики так и останутся в прошлом, а в будущем игра будет вестись по его правилам.

Неприятные ощущения подкрались незаметно. Теплота от магии резко сменилась жгучим холодом, сводящим конечности и пробирающим до костей. Гарри затрясло как от лихорадки. Что случилось? Магия Теодора прекрасно сочеталась с его магией, по крайней мере, с магией Криса Ларсена, но что-то пошло не так. Непонимание сменилось страхом роковой ошибки. Что сейчас творится с Поттером, не уничтожил ли Гарри окончательно его разум? Соединенные им нити все также были перед глазами, но что с ними происходило, он понять не мог. Внезапно место на лбу, где находился когда-то его шрам в виде молнии, стало быстро нагреваться. Гарри испуганно протянул к нему трясущуюся руку, но тут же убрал, обжегшись о раскаленную плоть. С запозданием парень осознал, что громко кричит. Ему показалось, что где-то вдалеке он слышит испуганные голоса Гермионы и Тео.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Каждый сам выбирает свой путь...

главная